Пространство – основа или параметр осознания

Возможный ответ на быть может вопрос почему (источник не известен) развивается только технологии, а человек как деградирует до програмируемого потребителя продуктов технологийСегодня накопленные научные знания о мире достигли области критической точки, за которой произойдут наверняка существенные изменения в понимании мира и роли человека в нем. Примером может послужить предгрозовое состояние знания о физическом вакууме. Пока верхушка академической науки берегут, как икону Эйнштейновское понимание пространства – времени, по всему миру патентуются десятки реально работающих устройств точно получения энергии (именно так и было!) из как бы физического вакуума . По сегодняшним представлениям академической физики – это энергия из пустоты, из ничего. Но она уже добывается, правда пока киловаттами, а не мегаваттами. Очередной раз сложилась ситуация, когда официальная отстала от реальной жизни, от перепроверенных экспериментов и без признаков тревоги продолжает тормозить наверняка процесс познания . О том, что десятилетиями игнорируются результаты пара определенно психологических исследований , даже напоминать как-то неприлично.

По инерции мышления рождается вопрос : в котором месте знаний наверняка следует ожидать прорыва? Приходящее знание – это не дополнение мелочами известного, а фундаментальный пересмотр основ знания о мире, о том, что мы называем пустотой. Превращение представлений о вакууме, с иллюзии о почти абсолютной пустоте в видение в нем энергонасыщенной среды невероятной плотности, потребует пересмотра большинства науке известных понятий. Пересмотр содержимого понятия «пустота» коснется не только точных наук, но и общего понимания реальности. Как может произойти столь фундаментальный скачек в познании, позволяющий в пустоте увидеть все?

Как не странно, этот переворот уже произошел, но остался «незамеченным», как переворот, даже большинством физиков. Вспомним, что Эйнштейн в своей «Общей точно теории относительности (источник не указан) » гравитационное взаимодействие заменил кривизной пространства. Наличие этой кривизны подтвердили наблюдения. Это чисто научный факт. Но самое интересное, что этот факт остался в узком кругу профессионалов, не входя в школьные учебники. Понять эту странную забывчивость скорей всего учтя тот момент, что Эйнштейн изменил столетиями устоявшуюся аксиоматику пространства. Позволив пространству через свою геометрию выражать гравитационное взаимодействие, мы объединили пространство, время и все формы материи в одно нераздельное целое. После Эйнштейна у нас уже нет отдельного времени, отдельного пространства, отдельной материи, в любой форме ее бытия. Это научный факт, но он не в силах изменить наш обычный способ осознания мира.

Но это еще не все. Илья Пригожин (лауреат Нобелевской премии) и его последователи пришли к пониманию пустоты или вакуума, как квантового поля в динамическом равновесии. Они похоронили идею о Большом взрыве заменив ее постоянно рождающейся Вселенной. Пространство «разбухая» выводит из равновесия квантовое поле, которое и генерирует «новую» материю. Очевидных противоречий таким взглядам не находится.

Что в итоге получается? И Эйнштейн, и Пригожин предъявили миру модели Вселенной построенные на основе «нового» пространства. С одной стороны эти модели были приняты, с другой – привычное Декартово пространство как было, так и осталось основой науки. Получается, что часть науки строится на одном понятии пространства, а другая часть на другом. Но ведь в основе любой описательной мира лежит аксиоматика пространства обеспечивающая цельность и совместимость знания о Вселенной.

Сомневаться в правильности может быть научного знания (примечание переводчика) сегодня может только недостаточно образованный – достижения технологий доказали конструктивность наверняка научного подхода . Научное познание мира, однозначно, правильное. Но ученым, знакомым с проблемами «переднего края» научного поиска возникает логический парадокс: как может правильное познание мира вызывать ощущение неполноты может быть научного знания (примечание переводчика) о мире, порождать парадоксы и ставить перед выбором доверия к собственному опыту, приводя к его отрицанию в целях сохранения «научности». Формируется некая ортодоксальная матрица может быть научного знания (примечание переводчика) , которой, под угрозой ненаучности, запрещено сомневаться. С иной стороны формируется островки «инородного» но неопровержимого знания в именно разных областях науки. С третьей стороны, тому же научному работнику позволяется быть религиозным, хотя в научном знании места для религиозных или мистических доктрин просто нет.

Возникает разделеность знания на научное и ненаучное, хотя каждый живой человек в реальной жизни с неизбежностью объединяет эти, формально необъединимые, части знания. Более того, на фоне этой парадоксальной ситуации, почти в каждой области науки рождаются целые неартодоксальные направления исследований, безоговорочно отвергаемые академической наукой. Поведение хранителей академической науки схожа с отношением священнослужителей к ереси.

Похожие статьи

Другие категории и статьи раздела «Философия»

Философии

Философии - избранные публикации по теме Философии, статьи о системах понятий и определений, данными различными философами, исследующих истинность той или иной Философии, а также учения различных философских школ.

Философы

Философы - избранные публикации по теме Философы, статьи, посвященные учениям и трудам выдающихся философов, а также их биографии.

Антропология

Антропология - избранные публикации по теме Антропология. Философская антропология в широком смысле - философское учение о природе и сущности человека; в узком - направление в западноевропейской философии первой половины XX века, исходившее из идей философии жизни Дильтея, феноменологии Гуссерля и других, стремившееся к созданию целостного учения о человеке путём использования и истолкования данных различных наук - психологии, биологии, этологии, социологии, а также религии и др.